• ScientaeVulgaris

Девочка, с ключами от сердца понтифика - la Bella Giulia.

Пост обновлен окт. 21

Секс Папы Римского с несовершеннолетней, Флорентийский шпиц с рогом на лбу, картины Рафаэля, пармская ветчина, доминирующая мачеха и измены в браке, что между ними общего? Присаживайтесь. Сегодня с вами ScientaeVulgaris и немного безумного средневековья, намазанного вилкой на хлебушек моего повествования.

Собственно на самом деле речь пойдёт о Джулии Фарнезе. В 1474 году в одном небольшом городке - Канино, в половине дня пути на лошади от вечного города - Рима, не так близко от пляжа как хотелось бы, но и так уж и далеко, если опять таки у вас есть лошадь. В каменной крепости - Каподимонте, на холме, что у озера Больсена родилась девочка невероятной красоты, с ангельским личиком и глазами самой невинности. Событие это посетило семью Пьера Луиджи Фарнезе.

Пьер был военным до самого мозга костей, в бог знает каком поколении. Его отец - Фарнезе Рануччо (1390-1450) был почётным римским сенатором, капитаном армии Папского государства и известным кондотьером. Всё дело в том, что в эпоху 14-16 веков в Европе творилось нечто невообразимое. Города-государства, города-коммуны, города-неризиновые, десятки мелких герцогств, графств и мини государств воевали друг с другом. Войны велись силами наемников и иногда напоминали бесконечный чемпионат. Мундиаль шёл с подставными и договорными матчами, а иногда превращался в сущую бойню, миром правили деньги, отдаваемые наёмникам. Так вот человек, который собирал отряд и заключал с каким-либо городом договор о найме - “кондотту”, становился кондотьером. Чтобы стать успешным кондотьером нужно было соблюдать условия договора и быть в равной степени везучим засранцем и умелым генералом. Быть успешным означало ещё и быть живым, а значит долгое время одерживать победы или убегать от поражений, пусть и буквально.

Джан Джакомо Тривульцио, маркиз Виджевано. Маршал Франции с 1499 г. Худ. Раймон Монвуазен.

Рануччо поступил на службу Святому Престолу, а в 1408 году, получил на своё 18-летие звание лейтенанта в армии своего папани. К своей пенсии он скопил существенное состояние и был почётным сеньором городов-коммун: Монтальто, Латера, Фарнезе, Искьи, Валентано, Челлере, Пьянзано и ну и пары других мест производства санкционных продуктов. В Римские сенаторы его произвёл сам Папа Мартин Пятый в 1419 году, настолько он был хорош. Вернемся к его сыновьям. Первый - Габриэле Франческо, пошел в папку и тоже стал знаменитым кондотьером. Следующий, Пьетро - смог стать капитаном в одной из наёмных армий, что тоже неплохо. А третий был Пьер Луиджи. Наш герой. И он тоже был знаменитым кондотьером. Как и его отец, как и его дед, как и его прадед и вероятно пра-прадед. Потомственный наёмник минимум в 4-х поколениях. При этом с 12 века самым престижным и стабильно платежеспособным местом для найма военного было Папское государство.

Где-то около в возрасте 5 лет, относительно малютки Джулии уже договорились о браке с другой знатной семьей - Орсини. И уже тогда косоглазым мальчиком Орсино. Да - Орсино Орсини, родители не заморачивались с ФИО. В средние века такой брак с Орсини был практически путевкой в жизнь. Из их династии еще в 1191 году на папский престол взошел Селестин Третий. И, с тех пор, в их роду знать только прибывала: префекты Рима, герцоги Бомарцо, Графина, Браччиано, Амальфи, князья, канцлеры, лорды и сеньоры, еще двое Римских пап, почетные лауреаты и члены всех возможных организаций и орденов от Святого Духа до Тевтонского, разве что бояр из Руси не было, да принцев из Нигерии.

В девять лет у Джулии остаётся только мама - Джованелла. Нарушить династические обещания она не решается, и в 1489 году юная 15 летняя девочка, в роскошной резиденции испанского кардинала Родриго Борджиа, дальнего родственника и крёстного отца 17 летнего Орсино Орсини, служит предметом брачного договора. А спустя год в Звёздном зале дворца проводится и сама брачная церемония. Или проще говоря играют знатную свадьбу, с аристократическим тамадой и богобоязненными конкурсами под присмотром самого кардинала.

Грязные языки утверждают, что уже к этому моменту между кардиналом Родриго и 15-летней девочкой была сексуальная связь, впрочем документов или скандальных фресок на этот счет естественно нет. Однако, уже тогда немолодого кардинала описывали как "весьма склонного к чувственности". А этот дворец был знаком обеим семьям, которые часто проводили в нём праздничные дни. У церковного деятеля только от его официальной любовницы Ванноццы Каттани было четверо детей, и только одному богу известно сколько бастардов от других дам сердца. Предположительно сама мачеха Орсино Орсини - Адреана де Мила имела некий договор с кардиналом, по которому брак юной Джулии, Giulia la Bella - Прекрасной Джулии, как её называли современники, с её косоглазым и бездарным пасынком послужил бы ширмой для более важных отношений.

Таким образом уже к этому времени для сексуальных отношений кардинала с девочкой должен был быть сформирован заговор со множеством лиц настолько сложный, что сам Шекспир бы загадочно развёл брови и выдавил из себя что-то матерно-поэтичное. К 1490-му году действующими персонажами становятся Monoculus Orsinus (кличка косоглазого мужа Джулии), про которого говорили,что он - "солдат делающий всё чтобы не оказаться в битве". Его коварная мачеха, которая его явно не долюбливала - Адриана де Мила. Джованелла - мать Джулии и вдова покойного генерала в отставке, желающая упрочить пошатнувшееся положение семьи. Покойный Сеньор-генерал Пьер Луиджи Фарнезе, отец Джулии и муж Джованеллы. Александр Фарнезе, брат Джулии - амбициозный молодой священник, мечтающий стать понтификом. Анджело Фарнезе, второй брат Джулии, кондотьер, женатый на Лелле Орсини и сочувствующий косоглазому мужу Джулии и её судьбе, переживающий за сестру и воюющий за Папское государство. И, наконец, Родриго Борджиа - уверенно идущий по карьерной лестнице кардинал, племянник действующего папы, на которого работали кондотьерами почти все мужчины рода Фарнезе.

Если вы внимательно дочитали до этого места, вы вероятно уже догадались, что если бы Родриго Борджиа захотел - он мог бы получить в свой будуар не то что Джулию, а хоть её мать Джованеллу, а хоть и её бабушку. Родриго мог "хоть" кого угодно из семьи Фарнезе. Настолько важной была дружба с ним для их благополучия.

Юная Джулия с момента свадьбы тесно дружит со свекровью и почему-то с детьми Родриго от его стареющей любовницы и почти не видит своего мужа Орсино. В августе 1493 умирает дядя Родриго - Иннокентий 8-ой, и конклав кардиналов выбирает Родриго новым папой, надеясь что большинство их привилегий родственничек сохранит. Что до Джулии? Всего спустя полгода после назначения нового папы - Александра 6-го (в миру Родриго Борджиа) она переезжает по его приглашению во дворец, построенный напротив Ватикана, с окнами на место работы своего любовника. Её муж получает владения Карбоньяно и Виньянелло и отбывает туда, больше ни на что в жизни не претендуя. Её брат Алессандро получает титул и прозвище - "Кардинал Женское лоно", из-за связи его должности с действиями его сестры. А саму Джулию дальше часто называют - "Sponsa Christi" что переводится как "Невеста Христова", или "concubina papae" - "Папская шлюха," при этом отмечая что её красота пьянит похлеще крепленого тосканского.

Вообще переезд в Рим, поближе к Ватикану дал слухам полный ход, ее часто видели и в самом Ватикане, она навещала понтифика в любое время, а прочим священникам оставалось только завидовать. Её называли не только шлюхой, но и Una bella cosa a vedere - “прелестное для глаз созданье”, описывая её как хрупкую, с круглым лицом, тёмными глазами и особенной женственностью. Сама же Джулия в письмах к Папе богохульно называла его "Мой единственный повелитель".

Как же выглядела юная нимфа, перед которой не устоял сам понтифик?

Одна рыжая итальянка, под кодовым именем Ананас, помогла мне с переводом оригинальных цитат Лоренцо Пуччи - кардинала, имевшего удовольствие общаться с Джулией в период, когда она жила вместе с Лукрецией во дворце при Ватикане:

"Госпожа Юлия набрала в весе, отчего сильно похорошела, при мне она распустила волосы, достающие ей до пят, расчесала их и надела повязку. С возрастом, она становилась все красивее. На голове у неё была шапочка из тонкой ткани, а поверх неё накинута, словно дымка - сеточка с вплетенными в неё крупицами золота. Весь этот образ был словно солнце, и я заплатил бы очень много, чтобы просто передать вам его".

Второе из доступных описаний найдено в письме Жакомо Драгони к кардиналу Сезаре Борджия, где он описывает финал дворцового конкурса красоты в 1494 году:

"Соревновались синьора Гонзага и Джулия. В красоте тела Джулия проиграла. Они соревновались в красоте лица: черные глаза, круглое лицо, которое дополнялось пылкостью Джулии. И белая кожа с голубыми глазами, в которое можно смотреться, словно в зеркало, грация и достоинство были преимуществом и украшением госпожи Гонзага. Темный цвет кожи ценился меньше чем светлый, а пыл - меньше грации. Они соревновались в красоте глаз: и, по справедливости, Джулия проигрывала, её черты лица были менее правильными, чем требовалось. Соревнование по глазам осталось неразрешенным: простой народ предпочитал темный цвет глаз, а более изысканные господа - голубой. Затем была дискуссия на счёт губ обеих дам. Были те, кто считал, что губы Джулии были несколько асимметричны, были и те кто отрицал это и опасался что губы госпожи Гонзага можно упрекнуть в чрезмерной тонкости. Но были и те кто отрицал это. Один шутник во время спора засмеялся и сказал: Что тут обсуждать, если вы видели не всё?".

Продолжение шутки, если оно и было мы не узнаем. Как и судьбу шутника. Но то что речь идёт о разных гранях идеальной итальянской красоты, можно понять и не заглядывая в "папский" будуар.

Джулия на картине Рафаэля - "Преображение":

Самым интересным является портрет авторства Рафаэля Санти. Картина "Дама с единорогом", вошедшая в "золотой фонд" живописного искусства Возрождения. В 1959 году во время реставрации картины было обнаружено очень много интересного. Портрет женщины, держащей в руках пальмовую ветвь и кусок пыточного колеса, как символ мученичества был известен как картина Святой Екатерины Александрийской. Но под ней была обнаружена другая женщина, вместо ветви - единорог, а вместо накидки - голые плечи и грудь.

Дату изготовления передвинули на 1506 год, авторство перешло от предположительных Перуджино или Гирландайо к Рафаэлю, а исследования продолжили. Возникло несколько теорий о том, кто именно и зачем изображены на картине. Предположительно это и есть Джулия Фарнезе. При этом, с одной стороны единорог - часть родового герба семьи Фарнезе, с другой стороны классический средневековый символ целомудрия и девственности. У Дамы на портрете так же нет обручальных колец. А характер того, как её изобразили говорит в пользу того, что Рафаэль подражал Леонардо с его Моно Лизой. Таким образом появилась мысль, что Рафаэль изобразил знаменитую красавицу в момент до её замужества. Прекрасную и чистую. А под влиянием церкви из портрета любовницы понтифика сделали святую Екатерину с символами мученичества и веры.

Но затем реставраторы сделали рентген картины и всё стало ещё хуже. Вместо единорога на ней оказалась миниатюрная собачка. Перерисованы были не только накидка но еще и рукава и сами руки. На них было кольцо, а собачка по средневековым канонам портретного искусства - символ супружеской верности. Причем под образ собаки больше всего подпадает никто иной, как итальянский вольпино, коварно известный как флорентийский шпиц, вошедший к этому времени в моду и засветившийся например в "Видении святого Августина" кисти Витторе Карпаччо 1502 года.

Предположительно что из Шпица сделал единорога Джованни Сольяни в середине 16-го века. И, если у вас от таких авторов как Сольяни и Карпаччо текут слюни, возможно пора обедать. Дальнейший анализ, кстати, вообще показал что в оригинальном изображении, нарисованным Рафаэлем, не было ни собаки, ни рукавов, ни кольца, ни колонн, ни парапета. Была зрелая дама, изображенная в стиле Моны-Лизы. Которую затем переделали в хранящую верность даму, затем вообще в девственницу, а затем и в Святую Екатерину.

Более достоверным изображением считается картина Луки Лонги - "Портрет Джулии Фарнезе". Глядя на него историки и искусствоведы не могут удержаться чтобы не провести аналогию с прошлой фавориткой Родриго - Ванноццей деи Каттанеи, Розой Джованни. У неё тоже кругленькое миловидное личико, золотые волосы, маленький ротик, они очень похожи, с той лишь разницей что Роза на 32 года старше и она мать. Мать четырёх детей. И к концу жизни она даже на портретах изображена в корсете. Ну а молодость, как известно всегда прекрасна.

В 1494 году Джулия вызвала гнев папы, отправившись без его разрешения в Каподимонте, чтобы попрощаться с умирающим братом Анджело и, находясь у смертного одра любимого брата, заболевает сама. Родриго сердился, но немедленно выслал лучших врачей. А ведь в это время война французского короля Карла Восьмого за корону Неаполитанского королевства дошла до стен Рима. Пол года Джулия провела в родовой крепости. Борджия был в ярости. Он разослал гневные письма Джулии, Адриане и её мужу - угрожая отлучением от церкви он требовал её немедленного возвращения. Представляете? Он угрожал её мужу, чтобы тот вернул её - в Ватикан. Он даже написал письмо Алессандро Фарнезе, угрожая отнять титул и конфисковать всё имущество.

Наконец, выехав в Ватикан в сопровождении личной стражи понтифика, кортеж с дамами был перехвачен французскими войсками. Капитан Ив д'Аллегро, увидев с какой помпой передвигается кортеж, не ожидая подвоха, задержал их и потребовал 3000 скуди выкупа. В то время это было больше 10 кг. золота. Сумма для капитана армии наёмников астрономическая в любом смысле. В том же году он стал губернатором, а его военная карьера шла в гору следующие 10 лет. Остаётся надеятся что это не стоило ему килограмма золота в год. Родриго кстати не только собрал и доставил выкуп за рекордные 2 дня, но ещё и успел поставить в известность короля Карла. Так что капитан в итоге с такой же помпой и бурными извинениями сам провожал Джулию в Ватикан.

Она оставалась в Риме возле понтифика вплоть до 1500 года, пока тот сам не утратил к ней интерес, а спустя три года умер из-за постепенно ухудшающегося здоровья. Но не так давно были найдены свидетельства прибывавших в Риме дипломатов, которые писали о том, что La Bella Джулия посещала его вплоть до его смерти. Что стало с ней после смерти понтифика? Она накопила весьма значительное состояние будучи его любовницей, о чём говорят например займы на очень солидные суммы её родственникам на покупку недвижимости.. Её муж умер незадолго до смерти “её любимого Папы”. После смерти понтифика она выйдет замуж ещё раз, но уже по любви, и проживёт ещё 20 лет богатой и знатной дамой, потихоньку скупая земли возле её родового имения. Умрёт она в 50 лет достаточно загадочной смертью, а через 10 лет после этого её брат станет новым Папой.

Посмотреть/послушать можно в формате видео вот тут.

Всегда Ваш, ScientaeVulgaris.

Просмотров: 12
  • Без названия (2)
  • Без названия (2)
  • Без названия (1)
  • Без названия
  • Vkontakte Social Иконка
  • Facebook Социальной Иконка