• ScientaeVulgaris

Кости Капуцинов: История беднейших из бедных.

Пост обновлен окт. 21

Джованни Франческо ди Пьетро Бернардоне в далеком 1209 году ознаменовал собой перелом в аскетическом идеале и новую эпоху в монашеской жизни, основав названный впоследствии его именем орден монахов францисканцев.

За столетия существования ордена, он увековичил себя в тысячах лиц, мест, событий и произведений. Это и реальные люди, хорошо знакомые вам, такие как Франсуа Рабле, Бертольд Шварц, и выдуманные, но знакомые еще лучше: славный монах Тук - друг Робина из Локсли, и брат Лоренцо в Ромео и Джульетте, и многие многие другие. От «Пап», управлявших католическим миром до простых монахов - писателей, музыкантов, изобретателей, естествоведов и горе-ученых. Орден францисканцев и его послушников можно встретить где угодно.

К 16-му веку те, кто начинал как «Серые братья» (по цвету рясы), «Кордельеры» (из-за бечевки-пояса), босоногие и преданные господу - они разрослись в государство без границ. Им были отданы в управление университеты, они были советниками и исповедниками государственных лиц, вплоть до королевских особ, они управляли инквизицией и вели миссионерскую деятельность на острие географических открытий и торговли. Им были отданы лучшие соборы и земли. Они собирали налоги трудом, золотом и натуральным сырьем, контролируя практически всю мирскую жизнь граждан: от рождения до смерти, включая образование, медицинскую помощь, вплоть до каждой свободной минуты каждого дня, неусыпно, именем бога, руководя всем миром и получая за это плату.

Но как далеко этот образ жизни и мышления находился от того, о котором говорил Джованни Франческо?


Спор о том, что важнее - правила, каноны и их соблюдение (observantio - соблюдение) или благополучие общины (conventum - монастырь) -разделили мнения монахов практически сразу же с образования самого ордена. Одни настаивали на том, что Джованни говорил о бедности, другие о том, что одной бедностью орден не сможет помогать людям. В итоге, внутри ордена «нищенствующих», но не бедных монахов возник раскол, и в 1446 году Папа Евгений Четвертый предоставил «обсервантам» - догматикам, желающим стать ещё беднее - автономию. В 1517 году, когда Мартин Лютер прибил к одной из церквей пожелание отдалить церковь от мирских благ и начал Реформацию, создав повод для войн в Европе на следующие 300 лет, раскол между бедными и совсем бедными монахами был признан папой Львом Десятым окончательно. И в ордене оформилось раздение на два ордена меньших братьев, фактически обсервантов и конвентуалов.


Но! Под вдохновляющим течением новых мыслей об абсолютном аскетизме церкви, спустя всего 11 лет после записки Мартина, от ордена меньших братьев - бедных и нищенствующих монахов францисканцев - догматиков, при главенстве Матвея Басси и подтверждении Папы Климента Седьмого, отделяется орден монахов капуцинов. Изначально капуцины не хотели отделяться, и с 1525 года пытались реформировать все сообщество францисканцев, состоявшее из тысяч монастырей и десятков тысяч монахов, но общество монахов не очень хотело реформироваться именно в эту сторону и возвращаться к идеям о полном отказе от любой собственности, любых средств к существованию и жить только служением Господу. А потому капуцины остались при своем - основав орден с целью вернутся к идее абсолюта аскетизма.

Прозвище Капуцины - они получили в качестве насмешки от своих же бывших братьев за их забавный cappuccio (с ит. - капюшон). Но монахи гордо отвечали что носят одежды самого основателя ордена францисканцев, и им это в радость, шутка прижилась. Итак, Ordo Fratrum Minorum Capuccinorum. Согласно представлениям монахов, бедность и отказ от собственности должны быть максимальными, и никакие оговорки или уловки не должны позволять обходить это правило. Полный запрет на накопительство и стяжание, даже запасы еды запрещалось иметь больше, чем на несколько дней. Дали козу - сьел козу. Держать как животное нельзя - ничего личного. Всё необходимое монахи должны были получать единственным способом - милостыней. Запрещенность доходила до того, что младшим братьям вообще запрещалось прикасаться к деньгам.

Жили монахи небольшими сообществами, в среднем по 8 человек, собираться в группы более 12 человек запрещалось. Из одежды - простая туника, пояс-бечевка с узлом, как символ обета. Первое время в ордене даже не носили сандалии, предпочитая быть босоногими. Одной из особенностей быта был также отказ от бритья и отпуск бороды. По мнению ордена, борода была естественной, ее носил даже Иисус, а значит она не заслуживала дополнительного внимания.


Жизнь монаха состояла прежде всего из молитв: утренней и вечерней, личной двухчасовой молитвы. Ведения проповедей и сбора милостыни. Капуцины в средние века были молодым орденом с неизбежными трудностями, но их самоотверженность в желании распространять христианство и открытие миссий в Египте, помощь католикам в турецком плену, привели к канонизации некоторых монахов, принявших мученическую смерть. А орден окреп и постепенно разрастался.

Но ни что не проверяет на прочность так, как время. Несмотря на выбранный путь максимального аскетизма, человечечкое все же пробивалось в их мир. Монахи «обрастали» скромными личными вещами, и первым делом одели сандали, почтение к канонизированным братьям склоняло их к созданию более изящных реликвариев для сохранения частиц святого. Трепет перед Господом и пожертвования на нужды храма в виде картин и убранства медленно, но верно разбавляли суровую обстановку. Но орден был и остается максимально близким к идеалам аскетизма, а немногие драгоценные вещи - это, разве что, изящные деревянные кресты, окропила с золотой нитью, алтарная утварь да несколько реликвариев, помещенных ныне из храма в музей. И хотя убранство церквей и личные вещи все еще разительно отличались аскетизмом от других, Ордо францисканцев, настоящим мерилом всего и всех была смерть.

Святой Франциск говорил о смерти, как о сестре, но какое отношение к смерти было у монахов капуцинов? В средние века, территория церквей уже была территорией, прочно связанной с рождением, погребением и смертью, перерождением. Именно поэтому, особенно в периоды расцвета барокко, мы можем лицезреть удивительные гробницы, где изображены спящие короли и королевы, а ангелы, которые должны разбудить их своими трубами, возвещая начало перерождения, соседствуют с черепами, костями и ликами смерти. К примеру, именно так выглядит Крипта при храме капуцинов в Вене, но в ней похоронены не обычные монахи, а Габсбурги и правители Австрии.

Но, если вы отправитесь в Рим, недалеко от палаццо Барберини и фонтана Тритона, в античном центре города вы найдете неприметную церковь, коих в Риме предостаточно.

Церковь Санта-Марии-делла-Кончеционе украшена немногими полотнами с изображениями Архангела Михаила (Гвидо Рени) и Св.Франциска (Караваджо). Основное внимание современников привлекает крипта в катакомбах церкви.

В одном из текстов, встречающих посетителей, можно прочитать следующее:

«Что вы сейчас - однажды были мы, что мы сейчас - вам предстоит однажды стать».

В самой крипте, останки более 3000 монахов капуцинов развешены по стенам, собраны в узоры и декор в стиле барокко, одеты в рясы, и взирают на вас из ниш в стене, повторяя иссохшими устами: «Человек есть прах, и в прах обратится». Как говорил основатель ордена францисканцев - Добропорядочному христианину не стоит боятся смерти. Но каким образом эту идею капуцины довели до абсолюта, соорудив из останков своих братьев напоминание о смерти через искусство?

Этому есть несколько обьяснений. В похожей крипте в Палермо все началось с брата Сильвестро Губбио. Он был похоронен и канонизирован. Спустя какое-то время братья решили извлечь его тело и мумифицировать, чтобы иметь возможность почитать его и после его смерти. Спустя еще какое-то время, такую практику повторили с другими братьями, а спустя еще какое-то время и вовсе предложили жителям Палермо мумификацию в катакомбах, как способ погребения для всех желающих. А брат Сильвестро и скелеты капуцинов стали лишь стражами на пути в разветвленную сеть тунеллей и катакомб, заполненных скелетами в одеждах, взирающими на вас со стен.

Для римских катакомб у капуцинов более изящная история. Место на кладбище в Риме даже в средние века представляет собой, своего рода, недвижимость, и давшие обет беднейшие из бедных монахов не имеют права на собственность ни в жизни, ни в смерти. После смерти братьев для отпевания приносили в гробу, нижняя часть которого представляла собой поддон, а верхняя снималась. После завершения обрядов тело помещалось в могилу в рясе и с небольшим деревянным крестом в подвале храма или на его территории, а гроб, как лишняя собственность, удалялся. Спустя 30 лет после погребения, останки извлекались, чтобы освободить место следующему брату.

И так как в 1631 году церковь досталась капуцинам в обмен на монастырь, монахи переехали с останками более 300 братьев. Чтобы их разместить, в церковь по приказу Папы Урбана Восьмого доставили святую землю из Иерусалима, здание церкви и крипту освятили, а у алтаря поставили изображение Главы Воинства Господа и стража Его - Архангела Михаила.

Сегодня крипты и в Риме, и в Палермо, и в Вене - популярные туристические места, куда публика идет за адреналином от созерцания свидетельств близости смерти, и лишь недоуменно поглядывает на редких монахов, одетых как и столетия назад в простую рясу и сандалии, проходящих мимо своих старых братьев.

Ваш - ScientaeVulgaris

Просмотров: 17
  • Без названия (2)
  • Без названия (2)
  • Без названия (1)
  • Без названия
  • Vkontakte Social Иконка
  • Facebook Социальной Иконка