• ScientaeVulgaris

Страшные сказки самураев: демон из Адачигахары.

Пост обновлен окт. 21

Страшные сказки и мистические истории существовали всегда, и наверное всегда будут существовать. Сотканные из разных историй и суеверий, постепенно они смешивались с религией, вымирали или менялись. Но есть одно место на земле, где традиции и суеверия, религия и вера срослись в один единый уклад, дополнив собой саму культуру. Я говорю о традиционном понимании синто и японских суевериях. Само по себе синто не просто одухотворение природных сил и явлений, когда всё необъяснимое природное причисляется к божественному (анимизм) Нет, одухотворение в данном случае ближе к нашему пониманию души (ками). Или если точнее, некой духовной гармонии, ведь ками есть не только у ручья, дерева или человека, но и у горы, долины, старого чугунного котелка и самого солнца, и все они связаны друг с другом.

Аматэрасу Омиками - богиня Солнца, кстати, самая значимая в синто. Вера в ками включает в себя не только желание постичь эту гармонию, но и желание ей управлять через проявления магических сил, тотеизм, заговоры, молитвы, амулеты и талисманы. Главным духовным принципом синто является жизнь в согласии с природой и людьми. По представлениям синто, мир — единая естественная среда, где ками, наравне с живыми людьми живут рядом, бок о бок. Ками бессмертны и есть собой часть постоянного круговорота жизни и смерти, циклов перерождения. Нет понятия рая или ада, спасения или прощения, каждый определяет свою судьбу сам, своими чувствами и поступками.

Считалось, что у духов были эмоции и свойственные им состояния. О почитаемом ками можно сказать - митама. Слово состоит из двух символов, первый mi (御) - “почетный”, второй тама (霊) означает «дух». Но вообще, в синто есть два вида души. Одна - “ниги-митама”, положительная сторона ками, проявляемая в множестве позитивных природных явлений, таких как солнечный свет или желанный дождь - милости ками по отношении к смертным. Другая сторона - “ара-митама”, отрицательная сторона. И её проявления это стихийные бедствия, эпидемии и опустошение среди населения через войны, страдания и эпидемии. Такая двойственность и есть суть божественного. Исторически она предопределила развитие фольклора и потустороннего мира в Японии. Даже сегодня поклонение ками носит двойственный характер. Например, храм Сумиёси в Симоносэки хранит покой ара-митама Сумиёси ками , а храм Сумиёси Тайша в Осаке - посвящен его стороне ниги-митама. Ритуал превращения ара-митамы в ниги-митаму назывался чинкон («успокоение духа»). Если вы фанат корейского или японского кино жанра ужасов, вы можете вспомнить “Вопль”, где пытаются оградить дом, упокоить духа, или звонок, где чтобы девочка с волосами успокоилась, детективы передают её останки родственникам. И то и другое попытки унять злобу, успокоить, задобрить разозлившегося ара-митаму.

Как появилось всё остальное? Люди продолжали возносить молитвы ниги-митами, чтобы они были их божествами-хранителями. Объектами молитвы были духи предков, природа, животные, уважаемые и известные люди, места, да хоть огород или долина. Люди пытались помочь достичь духам покоя, задобрить их, чтобы избежать бедствий и несчастий. Но те митама, которым молитв не возносили, которые пребывали в ара-митама, и ими пренебрегали становились злыми, зловредными и могли изменить свою физическую природу на Yōkai. Йокаями называют не просто духов, скорее все виды фантастических тварей. Это как мутация, когда вслед за ками - меняется тело. Был ками болота, вы в него плюнули, и вот вам йокай.

Типичный вид йокая - это каппа, водяной. Считается что он живет по всей Японии, особенно в реках, у воды или у моря. Внешний вид нам знаком, это влажный зеленый житель тины, иногда с панцирем на спине, как у черепахи, с перепонками на руках и ногах. Пахнет рыбой и тянет людей под воду. Вообще же конечно видов озверевших или измененных существ очень много, и все они по своему интересные. Это вам и Нэкомата (猫股) двухвостая кошка-ёкай и Аккоракамуй (アッコロカムイ) - тентаклевый морской монстр.

Любопытно, что в более давние времена в Японии всех духов, в том числе и негативной природы, ара-митами и измененных существ - йокай, называли словом “Моно” - дух или душа. “ Моно” позже конкретизировалось в Мононоке - мстительный дух. Преобразование любопытно отслеживать по истории медицины, так как “но ке” в это время это аналог греческого суффикс “итис”, и тот и другой использовлись для обозначения болезни, к примеру, "ashi no ke" - ке (болезнь) но аши (ступней), а мононоке - больной/мстительный дух.

Как это всё работает и к чему приводит мы можем посмотреть на примере одного вида йокай - “Они”. Почему-то часто их переводят в гоблинов или троллей. Но это не перевод, а просто поиск европейских аналогий. Они не всегда огромные, и не всегда отличаются от людей столь монструозно. Наиболее точным, на мой взгляд, было бы назвать их людоедами. Иногда, они действительно изображаются как неповоротливые фигуры с одним или несколькими рогами, растущими из их голов, рисуют их и с красной, синей или зеленой кожей, в набедренных повязках, пучеглазые, с грубым оружием. Но бывали и более простые варианты, близкие к изначально человеческому облику.

Наверное наиболее известный для вас образ из японских людоедов, это - Онибаба (鬼 婆), “старуха-демон”, или бабка-людоедка. Её более распространенное обобщенное имя - Яма-уба, “горная ведьма”. Вы могли её видеть в культовом мультфильме студии Gibli, “Унесённые призраками”. Но людоедов бывает очень много. Японский фольклор изобилует десятками сказок и рассказов о том, как самые разные виды демонических существ с людоедскими наклононностями подстерегают путешественников и торговцев на одиноких горных тропах и лесных полянках, а при первом удобном случае принимают вид паука или призрака и ужинают бедолагами.

Онибаба из всех Они - понятие достаточно узкое, это именно демон-людоед, и это далеко не всегда колдунья, или вообще ведьма, никаких там фей, чисто мясо, кровь, ужас. Это и не классическая баба яга. Так как стать каннибалом можно в любом возрасте. Так например есть множество легенд и о “кидзё”. Это молодой вариант Онибабы. К примеру Онибаба из Адачигахары имеет в своем имени гордое «баба» - карга/старая ведьма, но считается kijo ( 鬼女) женщина-демон. И всё дело вовсе не в том, что бабка выглядела хорошо, или была среднего возраста. Нет. Всё дело в её истории. Она сначала стала демоном, а потом состарилась.

Сегодня если вы решите узнать её историю, вам придется отправиться к местечку Курозука (дословно - «черная насыпь», 黒 塚) - это действительно мрачный курган, насыпанный поверх её могилы. Местечко находится в Нихонмацу, префектура Фукусима, район Адачи. Могила у этого демона есть по той простой причине, что считается, что она была реальной женщиной. Рядом с могилой находится небольшое святилище, несколько памятных досок, и пара статуй.

Если вы решите прогуляться вокруг святилища (Кандзэ-дзи), то обнаружите небольшую статую дзидзо по имени Койгоромо Дзидзо. Статуэтки Дзидзо в Японии вещь сама по себе интересная. Они посвящены одному из четырех наиболее почитаемых ботхисатв - Кшитигарбхе. Этот Будда воплощает собой спасение души. Дело в том что Кшитигарбха дал обет не возноситься и не становиться буддой до тех пор, пока все живые существа не будут спасены. Особый зуб у него на адские миры, где людские души страдают сильнее всех, и больше всего нуждаются в спасении и обретении покоя. Статуэтка дзидзо - Кшитигарбха носит имя Койгоромо не случайно, она названа в честь первой жертвы онибабы, легшей в основу её проклятья.

История звучит так. В далеком прошлом жила была женщина по имени Иватэ, она работала служанкой в аристократическом поместье большого кугэ в столице региона Кё-но Мияко. Кугэ это чиновно-административное сословие, служилые, но не самураи. Она служила дочке местного губернатора, как бы принцессе, по средневековым меркам, но как бы не совсем. С самого рождения она была приставлена к девочке, которую любила больше чем собственную дочь, воспитывала, ухаживала и была для неё второй матерью, почитая её родителей и помогая её семье во всём. Относясь к своему долгу с должным почтением и преданностью. Но увы, девочка, страдала неизлечимым недугом, она была немой. И никто не знал что с этим делать.

Иватэ, была без ума от принцессы, и высшим проявлением своей службы считала спасение ребёнка от этой болезни - пусть даже и ценой своей жизни или души. Однажды, она услышала от проезжей гадалки, что избавиться от этой хвори можно только с помощью темной магии. Средство, хоть и ужасно, но подействует наверняка. Для того чтобы спасти девочку ей нужно принести и дать ей съесть печень нерожденного младенца. Услышав рецепт, Иватэ ужаснулась, но ради спасения ребенка была согласна даже на такое, а потому немедленно отправилась в путешествие.

Прибыв в соседнюю долину - Адачигахару, что в Ушу, Иватэ стала искать место для засады. Ей на глаза попалась пещера, невдалеке от дороги. В ней были следы разводимых иногда костров, и по видимому случайные путники часто прятались здесь от непогоды. Она отлично подходит, подумала Иватэ и стала здесь ждать, пока мимо будет проходит беременная женщина. Иватэ была готова сидеть здесь годы, питаясь одним только рисом и водой, если того потребуется. И вот, спустя действительно несколько долгих лет ожидания, в ненастную погоду, к ней на огонек заглянула молодая пара. Они спасались от дождя, женщина была беременна, воды отошли и она уже готовилась родить. Иватэ предложила им помощь, и обрадованный муж побежал за водой и травами.

Иватэ, оставшись с девушкой одна, достала нож и напала на женщину, она разрезала ей живот и вынула печень из плода. Лекарство для дочери её господина было у неё в руках. Раненая женщина медленно умирала, она стонала и рыдала, от горя что её нерожденное дитя убили. В этот момент Иватэ заметила у неё на шее амулет. Это был защитный амулет, и он был ей знаком. Точно такой же она подарила много лет назад своей собственной дочери, когда та покинула её и переехала с мужем в другой город. С тех пор они не виделись и прошло много времени. Она стала вглядываться в черты лица… в её глаза… девушка была будто знакома ей, но очень давно…

Когда Иватэ осознала что она наделала, она сошла с ума, и проклятие от содеянного отныне навсегда будет с ней.

По легенде закончилось для онибабы всё логично плохо. После нескольких десятилетий непрерывного террора, слава об ужасах Ачидагахары гуляла по всей провинции. Продолжалось это дех пор, пока в третий год Камикаме (726 г.) один монах по имени Кики Юко Токобо Юкей случайно забрел в эти края, по счастью с ним в тот момент было священное изображение Гуаньинь, которое помогло ему в неравной битве. На месте где жила онибаба потом и построили храм Маумияма Канцзэ-дзи. В строениях возле храма до сих пор хранят артефакты, подтверждающие легенду: нож Онибабы, которым она убивала своих жертв и трость монаха, положившего её кровавым бесчинствам конец.

Страшная сказка с жутковатыми деталями жива до сих пор. Это часть огромного наследия средневековой культуры. А в наше время эта история не только публикуется, но и является популярным сюжетом для театра Кабуки.

Премьера танцевальной драмы «Kurozuka» состоялась в ноябре 1939 года в Токийском театре (Тцукиджи). Главную роль старухи, Иватэ, станцевал несравненный Итикава Энносукэ II.

Спасибо, что дочитали до конца

Просмотров: 83
  • Без названия (2)
  • Без названия (2)
  • Без названия (1)
  • Без названия
  • Vkontakte Social Иконка
  • Facebook Социальной Иконка