• ScientaeVulgaris

Тюремная психиатрия в США: демократия внутривенно.

Насколько далеки мы можем быть от Оруэлловского апокалипсиса? От мрачных картин будущего безумия в стиле Эквилибриума? Когда человечество превратится в безумную массу, бесправную, оскотинившуюся и работающую за самое дно пирамиды потребностей. Когда употребление наркотиков, вкупе с подавлением личности превратит наше общество в бесконечную и бессмысленную для большинства населения антиутопию, где на самом верху пищевой цепочки сидят пошлые ненасытные звери капитализма, не знающие границ своей жадности? Я, ScientaeVulgaris, не знаю. Но, задавшись этим вопросом, я могу вместе с вами поискать предпосылки этого кошмара. Мы можем посмотреть в прошлое самого полицейского государства на планете. Мы можем узнать историю пенитенциарной психиатрии в убежище мировой демократии и подумать над тем, куда идем мы все по их примеру. Добро пожаловать в очередной грустный пост по истории психиатрии. Это блог SV


Вступление.


Разделенный класс. 1968 год, Айова, исследования Джейн Элиот.


После убийства Мартина Лютера Кинга на балконе в Мемфиском отеле Лоррейн снайпером 4 апреля 1968 одна из учительниц настолько заразилась идеей показать своим ученикам расизм и предвзятость, что решила провести эксперимент, так сказать, на своих подопечных. Джейн разделила свой класс на две группы, но не по цвету кожи, как бы сделали тогда многие, а по цвету глаз - на голубые и карие. В первый день она назвала группу голубоглазок выдающейся, и наделила их дополнительными привилегиями, в то время как кареглазые составили серое большинство. Затем она постепенно подогревала атмосферу, поощряя разрыв контактов между группами и выделяя отдельных индивидов из “серой массы” для порицания, а из голубоглазой “элиты” для поощрения. Поведение детей стало быстро меняться. Голубоглазые стали не только лучше учиться, но и успешно освоили издевательства над кареглазыми, которые отставали в учебе все больше и больше. Затем она поменяла группы ролями. Эффект повторился, но в обратную сторону. По окончании эксперимента ученики были в таком смятении, что единогласно осудили сегрегацию по любым признакам. Позже эксперимент повторяли множество раз, как неплохой психологический способ понять несправедливость любого разделения по какому бы то ни было признаку.



Кукла Бобо. Доктор Альберт Бандура, 1961-1963 гг, Университет Стэнфорда.

Целью этого эксперимента было показать, что человеческое поведение в большей степени зависит от социального подражания, чем от генетической наследственности. Детей разделили на три группы. Первой показывали видео, как взрослые совершают в отношении куклы Бобо агрессивные действия. Второй - как с куклой играют. Третья группа была контрольная, прокрастинировала. Исследование показало, что вторая и контрольная группа после такого обучения не проявляют агрессии к кукле, либо данные незначительны. В первой показатели агрессивных случаев составили коэффициент 38.2 для мальчиков и 12.7 для девочек. Заинтересовавшись данным феноменом, исследования углубили. Также удалось выяснить что агрессивное поведение возрастает, если мальчики смотрят на мужчин, а девочки на агрессивное поведение женщин. Для мужского пола - до 104 для девочек до 57.7. Выводами Бандуры стали: дети в целом воспринимают агрессивное поведение и дети воспринимают агрессивное поведение от моделей того же пола более чувствительно.


Но насколько схожи условия для младшеклассников в какой-нибудь школе Гарлема в Нью-Йорке и в тюрьме штата Калифорния, Сэйнт Квентин? Надеюсь не очень схожи, хотя ни там ни там я не был. Но психиатрия ведь везде одинаковая - заключенные они ведь как дети. Или нет?


Экспериментальная медицина и определение врага.


В зените двадцатого века мир переживал множество изменений. Перестраивались экономики, медицина освоила научный метод “на ты”, а вместе с бешеной индустриализацией, достижениями химии и физики уверенно шла вперед семимильными шагами. Постоянно синтезировались новые вещества, новые лекарства, появлялось новое оружие, красители, наркотики. Всё это должно было моментально встраиваться в несущийся поезд прогресса. Как-будто не хватало проблем от одной лишь глобализации - этот поезд, к тому же, неминуемо несся к войне за передел ресурсов на планете. Войне, сначала одной, а потом и другой, а потом и многим, многим другим. Такой он, полярный мир современности, знаете ли. В таких условиях о трех этапах тестирования прививок, или чего бы то ни было, никто даже и не думал. Государствам нужны были быстрые ответы на самые разные этичные, и не очень, вопросы. Как долго человек может находиться в ледяной воде? Какие группы крови и в каком количестве можно переливать? Насколько успешна будет трансплантация органов раненым солдатам? Как работают вакцины? А допинг? А что вообще работает? Именно так в годы мировых войн в тоталитарных странах были созданы и развились печально известные лаборатории и научные институты вроде японского отряда 731. Только мало кто знает, что эксперименты в Дахау с малярией или Заксенхаузене с горчичным газом имели свои аналоги и у союзников. И не всегда их результат был однозначно демократичен и/или социально полезен.


Эксперименты по заражению малярией

В начале сороковых, например, США привлекло к добровольному испытанию последствий применения горчичного газа около 60 000 человек. При этом, среди некоторых вопросов, подлежащих изучению, были такие: одинаково ли газ влияет на разные цвета кожи и разные этнические меньшинства? Тысячи и тысячи солдат, таких как Эдвард Роллинз , привлекались к тестам без объяснения того, что именно они будут делать и что на них испытывают. Все эксперименты с горчичным газом во время Второй мировой войны проводились в секрете и не записывались в официальные военные отчеты и медицинские карты испытуемых. У большинства нет доказательств того, через что им пришлось пройти. Они не получали последующего медицинского обслуживания или какого-либо наблюдения/лечения. Они поклялись хранить в секрете произошедшее под угрозой бесчестья увольнения и срока тюремного заключения, в результате чего некоторые из испытуемых не смогли получить адекватную медицинскую помощь просто потому, что они не могли рассказать врачам, что с ними случилось.


Эдвард Роллинз


Американская гражданская медицина не отставала от военной. Она печально известна случаями заражения гонореей умственно отсталых детей (1895 год, Генри Хейман), экспериментами с бубонной чумой и бери-бери, и даже холерой (эксперименты Ричарда Стронга 1906 г.). Время шло, и поезд мирового прогресса, как мы помним, неумолимо мчался по рельсам военпрома. Экспериментальная медицина ехала на нем в первом классе.

Если мы потрудимся и откроем журнал экспериментальной медицины за 1941 год, то найдем множество интересных статей: про инъекции вируса гриппа А мышам, лечение артериальной гипертензии у людей и животных инъекциями на основе почечного экстракта (по мне так весьма увлекательное чтиво, ссылки на весь архив и цитируемый выпуск 1941 года в самом конце поста). Но вот эксперимент доктора Уильям К. Блэка, сделавшего прививку от герпеса двенадцатимесячному ребенку, которого «предложили в качестве добровольца», в Journal of Experimental Medicine отклонили из-за этически сомнительного метода исследования. Эксперимент назвали «злоупотреблением властью, посягательством на права человека, не имеющим оправдания...». Тем не менее, исследование было позже опубликовано в Journal of Pediatrics, так как с научной точки зрения интерес оно всё-таки представляло.


Время шло, общество конвульсивно прогрессировало, морально, этически, технологически. И если публичные исследования на людях в обычной, “белой” части общества, вызывали бурный резонанс, то опыты на военных или заключенных практически ничего не сдерживало. К примеру, эксперименты в Стейтвилле по контролируемому исследованию воздействия малярии на заключенных, Джолиет, штат Иллинойс, в начале тех же 1940-х годов. Исследование было проведено Медицинским факультетом Чикагского университета совместно с армией США и Государственным департаментом. На Нюрнбергском процессе, кстати, нацистские врачи в рамках своей защиты ссылались на эти практические исследования, правда безуспешно. Как там... Quod licet Iovi, non licet bovi - что дозволено Юпитеру, то не дозволено быку. Или, как сказал бы мой кот, кто победил того и тапки. Но в общем-то даже эти опыты прямо уж сильно секретными назвать сложно, раз о них знали все. Исследования продолжались в тюрьме Стейтвилла в течение 29 лет. Аналогичные эксперименты между 1944 и 1946 годами вел доктор Альф Алвинг, профессор Медицинской школы Чикагского университета, но над психиатрическими пациентами в государственной больнице штата Иллинойс. Он так же заражал их малярией, а затем изучал методы лечения. Безусловно дело важное, но этично ли было так поступать?


тюрьма Стейтвил


Время шло, общество конвульсивно развивалось. В самих Штатах открытые исследования такого характера постепенно перестали быть нравственно допустимыми, а вот в Гватемале это всё ещё было нормально. Правда, спустя десятилетия была созвана государственная комиссия, и извинилось не только правительство США, но даже институт Хопкинса, который вообще никак в этом не участвовал.


Что такого они сделали, за что им всем до сих пор стыдно? С 1946 по 1948 год в Гватемале американское правительство вместе с Минздравом изучали сифилис. Если конкретнее, то сначала они использовали проституток для заражения заключенных, пациентов психиатрических больниц и гватемальских солдат сифилисом и некоторыми другими заболеваниями, передающимися половым путем, чтобы проверить эффективность имевшихся лекарств. А затем стали заражать, делая инъекции бактерий сифилиса, вообще все доступное для опытов население. В рамках исследования удалось заразить около 700 человек, включая детей-сирот из гос. приютов. Исследование финансировалось Службой общественного здравоохранения и Национальными институтами здравоохранения.


И черт с ними этими извинениями, спустя столько лет - тогда ведь можно было и не извиняться. Если кратко, то Гватемальская революция 1944-54 годов свергла дружественного им диктатора — Убико, и, чтобы вернуть все как было, США в итоге пришлось влезать в интервенцию, устраивать новую революцию, за которой последовала гражданская война. В общем дела закрутились так, что заражение детей-сирот инъекциями сифилиса покажется ещё цветочками. И за гражданскую войну, кстати, никто не извинился до сих пор. И это только одна из сотен ягодок, берущих своё начало из колониальных амбиций доктрины Монро (изгоним европейские империи из Латинской Америки), ловко переделанной Рузвельтом в его “Выводы по доктрине Монро” (чтобы предотвратить захват этих стран европейскими державами, мы захватим их сами).

Добавьте сюда холодную войну с коммунистами и сегрегацию. При таком ассортименте врагов внешних, есть же ещё и целый сонм выпадающих из норм этики преступников, заслуживших наказание, и психически больных - недееспособных, находящихся вне правовой системы. Разве это не материал для науки, с помощью которого можно спасти достойных американцев, найдя лекарство от опасных болезней?


Циничная медицина


В 1932 году Служба общественного здравоохранения США в округе Мейкон, штат Алабама, сделала многообещающее объявление о начале нового перспективного лечения от «плохой крови» среди молодых чернокожих мужчин. Термин “плохая кровь” это не расизм, как могло показаться. В 1932 году его бы так не маскировали. Плохая кровь означает болезни, передающиеся половым путем, в-основном, конечно же, сифилис. Правительство заявило, что «особое лечение» предложат врачи престижного Института Таскиги, при колледже в Алабаме, основанного Букером Т. Вашингтоном. Приглашаемые мужчины будут лечиться бесплатно, если они позволят врачам наблюдать за их состоянием. И врачи действительно стали наблюдать за ними. Но только вот пациентам не предложили никакого лечения вообще. Их разделили на две группы: одной давали аспирин, а другой «железо-тонизирующее» плацебо. В течение более четырех десятилетий ежегодных посещений мед учреждения персонал просто наблюдал за развитием у подопытных всех стадий сифилиса, утверждая, что лечит их, и другого лекарства им не надо. К слову, от сифилиса тогда уже было вполне эффективное лекарство - пенициллин. В 1972 году программа “нелеченного сифилиса” раскрылась, и в итоге извиняются за нее только сейчас, но уже перед вооруженными членами BLM.

Худо-бедно проблемы этики продолжали эволюционировать. Проводить такие опыты над своими полноправными гражданами, даже чернокожими, становилось аморально. Назревали другие решения. В 1952 году Честер М. Саутэм, работавший в Институте Слоуна-Кеттеринга, провел исследование рака, введя живые раковые клетки, известные как клетки HeLa, заключенным в тюрьме штата Огайо и в Слоан-Кеттеринг без предупреждения и информированного согласия. И да, тогда уже знали, что такие инъекции с большой долей вероятности могут вызвать рак.

Кто такие клетка ХеЛа? Тоже очень интересная история, о которой написано с десяток книг и еще больше статей. 4 октября 1951 года в США умерла мать 5-х детей, 31-летняя Генриетта Лэкс. Умерла она от рака шейки матки. Изъятые раковые клетки показали невероятную живучесть и оказались способны выживать вне человеческого тела. Их культуру стали размножать, и она до сих пор исследуется. В общем, бессмертный рак афроамериканки Генриетты массово прививали сотням заключенных, преимущественно тоже черным.




В 1963 году врачи Авир Каган, Дэвид Лейхтер и Перри Ферско из Еврейской больницы хронических заболеваний возразили против действий доктора Саутэма, ввиду отсутствия согласия у его пациентов на такие эксперименты, и написали жалобу в вышестоящий Университет штата Нью-Йорк. Тот признал Саутэма виновным в мошенничестве, обмане и непрофессиональном поведении, за что его не расстреляли, не посадили, а поместили на испытательный срок на один год, попросив больше так не делать. А то, а-та-та! Можно ещё и выговор получить. Вот такие дела.


К слову, эксперименты доктора Саутэма все-таки не были какой-то формой оппортунистической ученой наивности. Он проводил клинические исследования на людях без их информированного согласия, вводя клетки HeLa под кожу, чтобы увидеть, произойдет ли отторжение или они приживутся, чтобы понять механизмы приобретения и распространения раковых клеток. И за этими экспериментами следил практически весь мир, так как изучение рака только-только начиналось. Его работы публиковали в New York Times как острие медицинского прогресса, не обсуждая этические “мелочи”. В 1950-х годах Саутэм переключился с заключенных на онкобольных и стал тестировать вирус Западного Нила в качестве потенциального средства виротерапии - исследовал, может ли вирус ослабить или победить рак, если его ввести онкобольным. Он ввел его более чем 100 онкологическим больным с неизлечимой формой рака и немногими вариантами лечения. Лучше не стало ни одному.


В данном случае мы видим некоторый дуализм пребывания в известных тюрьмах, или тюрьмах федерального уровня. Попасть в пресловутый California’s San Quentin означает, с одной стороны, случись с вами бедными что-то, вы попадете к именитым докторам, с профессорской степенью и богатым жизненным опытом. Но с другой стороны, эти доктора с таким же успехом могут добраться и до вас с их степенями, защищенными и нет, и богатым жизненным опытом.


Примечательна история доктора Лео Стэнли. С 1913 по 1951 годы он занимал должность главного хирурга Сан-Квентина и, находясь на ней, он использовал заключенных в качестве подопытных в различных и весьма странных медицинских экспериментах. Эксперименты Стэнли включали стерилизацию и возможные методы лечения гриппа, испанского гриппа. Но, чтобы начать лечить от испанки здорового заключенного, надо что сделать? Правильно, чтобы он заболел. В одном особенно любопытном опыте доктор Стэнли выполнял пересадку яичек живым заключенным, используя яички казненных, а также козлов и кабанов. В качестве исторических сравнений приходит на ум, разве что, вивисекция от доктора Менгеле.


Операционная Сейнт-Квентин

Расцвет безумия

В стране Ксанад благословенной
‎Дворец построил Кубла Хан,
Где Альф бежит, поток священный,
Сквозь мглу пещер гигантских, пенный.
‎Впадает в сонный океан.
На десять миль оградой стен и башен
Оазис плодородный окружён,
Садами и ручьями он украшен,
В нём фимиам цветы струят сквозь сон,
И древний лес, роскошен и печален,
Блистает там воздушностью прогалин.

(«Видение во сне» — поэма Сэмюэла Тейлора Кольриджа, опубликована в 1816 году)

В какой-то момент в середине 1950-х годов в психиатрических учреждениях США оказалось более полумиллиона американцев, многие из которых находились в них пожизненно. При этом, если мы откроем график количества отбывающих наказание в тюрьмах, мы увидим, что их число с 1925 по 1980 оставалось стабильным - около 200 000 в год - пока в 1980-е не пошло на взлет сначала до миллиона, а потом и до 1,6 млн, а затем и вовсе отправившись к сегодняшним цифрам, долбящимся о дно понятия “свободная страна”, на уровне около 2х миллионов сидящих американцев, большинство из которых афроамериканцы, разумеется. А вот число коек, занятых психически больными в США, как-будто зазеркалье этой тюремной статистики - с полумиллиона в середине ушедшего века дошло сегодня до 37 000 и продолжает падать, при этом большинство больных находится в отделениях краткосрочного стационара в больницах общего профиля, а не в специальных учреждениях. Откуда такие диспропорции? Из истории, дамы и господа.


Государственные психиатрические больницы занимают важное место в истории американской психиатрии. Да что там, они даже в историю архитектуры входят. Эти величественные строения есть суть целой эпохи психиатрии.

Прежде всего, это учреждения для бедных. Да-да, богатых сумасшедших не бывает. Научный факт. Началось это прекрасное безумие с Дороти Линдт Дикс, известной как неутомимый защитник и страж психиатрической помощи для бедных и обездоленных. Она первая, и чуть ли не единственная, выступала за массовое строительство бесплатных государственных психиатрических больниц в США в 1800-х годах. Она объездила множество богаделен и тюрем во всех Штатах. Не раз выступала перед конгрессом с просьбой помочь, на одном из выступлений она даже привела в пример человека, десятилетие назад известного каждому конгрессмену как законодатель и юрист, который в конечном счете стал страдать умственным расстройством, и закончил тем, что Дикс обнаружила его лежащим на маленькой кровати в подвале окружной богадельни, без права доступа к удобствам или хоть каких-то средств к существованию. Ох уж эти юристы.

Кульминацией её карьеры и трудов стал Законопроект о помощи неимущим душевнобольным, согласно которому предполагалось выделение аж 12 225 000 акров (49 473 км2) федеральной земли для использования на благо психически больных. Законопроект не прошел только из-за вето президента. Но зато дал старт для строительства десятков государственных психбольниц для неимущих.

Откуда в США вообще психически больные? Это связано с волнами иммиграции из Ирландии, Германии и Италии, кризисами и войнами в этих странах. Народ бежал и плыл чуть ли не вплавь через океан к разрекламированной свободе от своих проблем, голода и революций. Но не у всех получалось. А неудачи и бедность - лучшая дорога к безумию. Да? Юристы подтвердят.


Второй влиятельной фигурой в истории американской психиатрии является Томас Стори Киркбрайд. В октябре 1844 года в Филадельфии, штат Пенсильвания, Киркбрайд основал Ассоциацию суперинтендантов американских учреждений для душевнобольных (AMSAII), где длительное время занимал должности секретаря, казначея, президента (1862-1870), вице-президента и так далее и тому подобное. Должности вообще легко выбирать, если ты сам себе общество и создал. В ходе своей бурной деятельности ему удалось продвинуть в жизнь план имени себя - план Киркбрайда. Одной из особенностей плана стала стандартизация зданий психбольниц. Томас верил, что для лечения психических заболеваний нужен свет и доступ свежего воздуха, а ещё анонимность и комфорт. По мнению Киркбрайда, больница должна была сама по себе иметь лечебный эффект, и быть «специальным аппаратом для лечения безумия, территория которого должна быть благоустроена и со вкусом украшена».



Больницы Киркбрайда представляли собой огромные внушительные здания викторианской эпохи, окруженные обширной территорией с множеством крылов… или крыльев… часто включая сельхозугодья, сады, озера и целые леса, которые иногда использовались пациентами для физических упражнений и терапии. Архитектура этих зданий была величественной и драматичной одновременно. Они были хорошо обставлены мебелью и другими удобствами. Киркбрайд заявлял: «Нет причин, по которым человек, имеющий несчастье стать сумасшедшим, должен быть лишен какого-либо комфорта или даже роскоши». К чему всё это словоблудие?

А представьте себе эти здания в 5 этажей, с величественными каминами, где топка размером с аппартаменты в Химках, с бассейнами, где играют в водное поло кожаными мячами, и с зимними оранжереями, пышущими замиокулькасом и фикусами вам в лицо. Здания, где на крышах - шпили, а на карнизах - горгульи, где в столовой - серебро, а в подвалах: карцер, крысы, ледяные ванны, кожаные ремни, порка и инъекции сифилиса с морфином? Чувствуете запах? Это демократия. Это капитализм и забота о вас.


Метод права


Законодательство до 1930-50х годов в отношении душевнобольных совершенно “прекрасно”. К примеру, оно позволяло ближайшим родственникам объявлять своих домочадцев больными с минимальными доказательствами. Например: дело 1860 года, штат Иллинойс, Элизабет Паккард приговорена на три года заключения в псих лечебнице, потому что исповедовала религию, отличную от религии ее мужа. Дело Генри Фрейзера 1883 года, отправлен в психиатрическую лечебницу в Новом Орлеане, потому что его мать назвала его неконтролируемым, сказав, что «он мастурбирует себя до полного изнеможения». Вот баловник-то (голосуй за пост про историю порнографии от SV). Кроме того, принудительное лечение можно было «купить». Все это увеличивало число злоупотреблений, и почти все сроки лечения были длительными или пожизненными. В 1904 году только 27,8% пациентов в таких лечебных учреждениях имели срок лечения год или меньше.



Чем лечили этих бедолаг? Да ничем. Изначальная идея психбольницы заключалась в изоляции, а не лечении. Психиатрия функционировала на стыке медицины и общества, служа не столько для лечения психических расстройств, сколько для предотвращения причинения пациентами вреда себе или другим. Когда отец современной психиатрии, Филипп Пинель (1745-1826), освободил своих пациентов от цепей в приюте в Париже, он уже создал многовековой прецедент, попытавшись сбалансировать гражданские права психически больных и проблемы их изоляции и поведения. Постепенно и применительно к США туда добавились средства вывода из статичного состояния - ожоги, центрифугирование, ледяные ванны, разные формы физического насилия. С начала 20-го века - электрошок, смирительные рубашки, длительное одиночное заключение и лоботомия. При всем этом помните, что туда попадали, чаще всего, люди, потерянные для общества до конца жизни, и на которых можно защитить докторскую диссертацию по какому-нибудь аскаридозу/гепатиту/сифилису, и не получить ни одной жалобы от пациента или его родственника. Ведь пациент не может жаловаться, потому что попросту недееспособен. То есть изначально психбольница была версией тюрьмы с дополнительными опциями.


Число больных росло, и постепенно этот чудный аромат «Киркбрайдовской роскоши» начал выветриваться не без помощи открытых окон глобализации. Больницы Киркбрайда оказались неспособны переварить такое количество сумасшедших, которое выдала Великая депрессия и две мировые войны. На пике популярности государственная больница «Пилигрим» в Брентвуде, штат Нью-Йорк, принимала до 13 875 пациентов единовременно. О каком бы то ни было комфорте говорить было нереально. Это была натурально лечебница Аркхэма. Хотя, если вы фанат человека-летучей мыши в черных лосинах, то знайте, что прототип города Аркхэма, придуманного Лавкрафтом, это Саллем, а Госпиталь штата Орегон, она же психиатрическая больница столиця штата Саллема, как раз и есть чудесный образец плана Киркбрайда и самый вероятный прообраз лечебницы Аркхэм.

Другой пример массовой институционализации середины 20 века - Государственная больница Уэстон (бывшая Сумасшедшая больница Транс-Аллегейни) в Уэстоне, Западная Вирджиния. На пике в 1950-х годах здесь содержалось более 2600 пациентов. Хотя по плану Киркбрайда изначальный расчет был на лечение не более 250 человек. В 1994 году больница Уэстон была окончательно закрыта. Сегодня большинство таких зданий перепрофилировано, снесено или попросту заброшено.

Постепенно общество всё-таки стало обращать внимание на то, что происходило в стенах этих “храмов души”. В 1946 году Мэри Джейн Уорд опубликовала свою «Змеиную яму». Этот бестселлер, по которому был снят фильм, получивший премию Оскар, отчасти раскрыл тяжелое положение душевнобольных и привлек к ним первое внимание. В 1961 году психиатр Томас Сас опубликовал свою классическую книгу «Миф о психическом заболевании», в которой он описал угрозы гражданским свободам и достойной жизни, исходящие от государственных «больниц». Также в 1961 году социолог Эрвинг Гоффман описал, как пренебрежение и систематические унижения в психиатрических лечебницах, превращенных в изощренные тюрьмы, сделали пациентов гораздо более симптоматическими и дисфункциональными, чем они были бы в реальных жизненных ситуациях. Затем возросла доступность антипсихотических препаратов в 1950-х и 1960-х годах, сделав возможным закрытие многих государственных больничных коек и лечение психиатрических заболеваний в местных амбулаторных клиниках. И, наконец, к власти пришел Джей Ф. Кеннеди, сестра которого, Розмари, подверглась лоботомии по решению отца, да так, что до конца жизни она вообще утратила часть моторных и речевых функций.


Розмари


Эра нейролептиков


К 1950-м годам прозвучал похоронный звон для психиатрических лечебниц в США. Если до этого времени сюда пихали неугодных родственников, психически больных, наркоманов, преступников и пожилых, в таких вариациях как “дом престарелых дорого, а тут бесплатно за бабушкой посмотрят”, или “клиника для наркозависимых не по карману, а тут от чего угодно помогут”, то постепенно этот бедлам (кстати, тоже нарицательное слово для одной Лондонской клиники) закончился. Появились и новая система домов престарелых, и новая система психиатрической помощи, и новая концепция психического здоровья, ориентированная на возврат людей, страдающих психическими заболеваниями, в их семьи и их сообщества, а не пожизненное заключение в стенах стационара, конечно же не забудем и новое лекарство, хлорпромазин, первый в истории нейролептик.


Вообще, первые антипсихотические препараты были найдены случайно. Хлорпромазин, например, был разработан как хирургический анестетик. Побочный эффект, названный непостоянной «фармакологической лоботомией», впервые был использован на психиатрических пациентах из-за его мощного успокаивающего действия, заменив собой лоботомию физическую, которая в то время использовалась для лечения многих поведенческих расстройств, включая разного рода психозы.


Открытие психоактивных эффектов хлорпромазина в 1952 году привело к дальнейшим исследованиям, результатом которых и стала разработка антидепрессантов, анксиолитиков и большинства других лекарств, используемых в настоящее время для лечения психических расстройств. В 1952 году Анри Лабори описал хлорпромазин как вызывающий безразличие к тому, что происходит вокруг них у непсихотических, не маниакальных пациентов. А Жан Делэй и Пьер Деникер, также исследовавшие вещество, скорректировали описание, охарактеризовав хлорпромазин как контролирующий маниакальное или психотическое возбуждение, собственно так и придумав слово “нейролептик” - собрав его от греческого «νεῦρον» (нейрон) и «λαμβάνω» (lambanō, что означает «захватить»), буквально «сдерживать нервы».


Психофармакология не моя специальность, но невозможно даже поверхностно обсуждать её, не касаясь побочных эффектов. Антипсихотики первого поколения вызывали позднюю дискинезию после длительного применения (нарушение координированных двигательных актов, обычно гладких мышц внутренних органов). А второго поколения, то есть более-менее современные, увеличивают вероятность сахарного диабета и меняют липидный профиль в худшую сторону, весьма способствуя ожирению. И это только вершина айсберга, под водой скрывается насилие и суицидальные мысли. На примере американских тюрем это можно иллюстрировать буквально, от ожирения до количества убийств и насильственных преступлений.


Конечно, современные врачи благодарны за открытие Препаратов СИОЗС (селективный ингибитор обратного захвата серотонина). Эти лекарства являются эффективными антидепрессантами и чрезвычайно полезны при лечении тревожных расстройств, обсессивно-компульсивных расстройств и сексуальных отклонений. Но есть и нюансы.

В-основном, в свете второй половины двадцатого века, идея реформы психиатрических лечебниц заключалась в том, чтобы закрыть огромные государственные больницы и вместо этого лечить пациентов с психическими заболеваниями в общественных местах, то есть амбулаторно, что положило бы конец их изоляции от мира и признало их права, как граждан. При хорошем финансировании на практике общественная психиатрия имела бы огромный успех. Но, к сожалению, деньги, сэкономленные от закрытия государственных больниц, нерационально направлялись федеральными субъектами на снижение налогов и строительство тюрем, как более выгодных объектов в плане финансирования, что автоматически лишало психически больных адекватного лечения. В итоге одну систему разрушили, в надежде построить другую, но деньги на строительство привычно потратили и распилили. Знакомо, да?


Результатом стала сломанная американская «несистема» психического здоровья, которая слишком хорошо заботится о тревожащихся и значительно меньше заботится о серьезно психически больных. Вместо 600 000 в государственных больницах, сейчас 350 000 психически больных находятся в тюрьмах и 250 000 существуют как бездомные, потому что подавляющее большинство больных не может получить приличное жилье, работу, страховку и, соответственно, доступ к лечению.

Финансирование психического здоровья продолжает сокращаться на миллионы каждый год, долгосрочные госпитализации практически отсутствуют, и многим пациентам, которые отчаянно нуждаются в краткосрочной помощи, отказывают, потому что действительно нет коек и нет амбулаторных альтернатив. Это оставляет их, семьи и близких людей без какого-либо выхода.


Тюрьма для больных, или больные в тюрьме?


Психиатр Кристин Монтросс в течение многих лет лечила людей с серьезными психическими заболеваниями, иногда в больницах, а иногда в тюрьмах. Однажды она написала: «Пациенты, которых я наблюдала в своей больнице, множество раз были неотличимы от мужчин и женщин, которых я обследовала в тюрьме. Но окружение… оно разительно отличается… Одно учреждение создано в попытке помочь и исцелить, а другое предназначено для контроля и наказания».


Монтросс - доцент кафедры психиатрии и человеческого поведения в медицинской школе Университета Брауна. В своей книге «В ожидании эха: безумие американского лишения свободы» она пишет, что в США люди с серьезными психическими заболеваниями с гораздо большей вероятностью попадут в тюрьму, чем будут лечиться в психиатрической больнице, несмотря на то, что тюремное заключение часто ухудшает состояние психически больных людей.


«Психически больные люди с самого начала находятся в обстоятельствах, которые совсем не являются терапевтическими и поддерживающими, они созданы карательными», - говорит она. «Для нас нереально представить, что люди могут выйти из такой ситуации психологически неповрежденными». После десятков интервью она пишет, что полицейские, иногда пытаясь помочь психически больным людям, отправляли их в тюрьму сознательно, а в свое оправдание они говорили: «Мы знаем, что если мы отправим их в тюрьму, они, по крайней мере, получат «три кормежки и койку. По крайней мере, им дадут их препараты…”. А значит их арест - акт сострадания. Эта идея «ареста из сострадания» глубоко шокирует, ведь мы никогда не сделаем этого для, например, диабетика или больного ковидом. Зачем поступать так с душевнобольными? Это безусловно ухудшает их состояние. Почему?

Когда вы попадает в тюремную систему, всё становится очень простым. Для здорового человека. Вам дан набор правил, и вы должны следовать этим правилам. Если вы не следуете правилам, будут последствия, а последствия приведут к большему наказанию и большему контролю. Когда в эту систему входит человек с психическим заболеванием, возникает несоответствие между простой системой и их способностью соответствовать этой системе. Так что, если кто-то нечетко мыслит, или находится в параноидальном состоянии, он не станет доверять правилам, которые ему навязывают, а люди, которые их навязывают, вызовут панику.


Когда психически больные люди не в состоянии выполнять инструкции, которые им предъявляют в тюрьме, результатом становится все более серьезное наказание. Сегодня их не так много как, например, в начале 20-го столетия. Это или карцер или/или штрафной рацион - "нутралоф".


Nutraloaf - это, строго говоря, диетический подход, а не название блюда или поваренная книга. Если говорить кратко, то подход сугубо утилитарный. Есть набор обязательных компонентов, установленный законодательно, чтобы человеческий организм номинально ни в чем не нуждался: жиры, белки, углеводы, клетчатка. Но в случае с нутралоф, рацион лепят по принципу экономии, чаще всего из остаточных порций, путем сбора в одно блюдо и измельчения. Например, бобы, овес, маргарин, механически разделанная птица. Вы без труда найдете обзоры этого рациона. Более тошнотной еды представить себе практически невозможно. Зато питательно, и все элементы, чтобы заключенный не сдох раньше времени, есть в наличии.

Хотя нутралоф можно найти во многих тюрьмах Соединенных Штатов, его использование вызывает бурные споры. Один из которых дошел до Верховного суда США ещё в 1978 г. дело Хутто против Финни, где рассматривали условия кормления в пенитенциарной системе Арканзаса. Заключенных кормили серой массой, описываемой как «вещество, полученное путем измельчения мяса, картофеля, маргарина, сиропа, овощей, яиц и приправы в пасту и запекания смеси на сковороде». Решение, вынесенное судьей Стивенсом, подтвердило приказ 8-го окружного суда о прекращении применения такой диеты на постоянной основе. Однако не положило им конец, в качестве наказания временно. Стандарты Американской исправительной ассоциации, которая аккредитует тюрьмы, не поощряют употребление пищи в качестве дисциплинарной меры, но соблюдение пищевых стандартов организации является добровольным. Из юридических нюансов, только отказ заключенным в пище в качестве наказания был признан судами неконституционным, но поскольку хлеб или подобная паста является полноценным питанием, именно с питательной точки зрения, это иногда оправдывается как «диетическая корректировка», а не отказ в правильном питании или предоставлении пищи вообще.


Представьте себе человека, который, например, потеряв близких, попадает в сложную экономическую ситуацию, при проверке документов срывается на сотрудника полиции и попадает в такие условия в состоянии глубочайшего стресса и депрессивного расстройства личности. Что с ним будет?


Лабораторные мыши.


Если ему повезет, он не попадет в государственную программу по испытанию чего-нибудь. Как, например, люди из следующих примеров.

В 1961 и 1962 годах у десяти заключенных государственной тюрьмы штата Юта были взяты образцы крови, которые были смешаны с радиоактивными химическими веществами и повторно введены обратно в их тела для изучения воздействия радиации на организм человека.


С 1951 по 1974 годы тюрьма Холмсбург в Пенсильвании была местом проведения обширных дерматологических исследований с участием заключенных в качестве испытуемых. Под руководством доктора Альберта М. Клигмана из Университета Пенсильвании исследования проводились от имени Dow Chemical Company, армии США и Johnson & Johnson. В одном из исследований, за которое компания Dow Chemical заплатила Клигману 10 000 долларов, Клигман вводил заключенным диоксин - высокотоксичное канцерогенное соединение, один из компонентов Agent Orange, который производили для войны во Вьетнаме. Всего использовали 70 заключенных. Компания Dow Chemical хотела изучить влияние диоксина и других гербицидов на здоровье, а также их влияние на кожу человека, поскольку у рабочих на химических заводах развивалось хлор-акне .

Позже Клигман продолжил свои исследования диоксинов, увеличив дозу диоксина, которую он наносил на кожу до 7500 микрограммов диоксина, что в 468 раз превышает дозу, которую разрешил ему вводить официальный представитель Dow Chemical Джеральд К. Роу. В результате у заключенных появились воспалительные гнойники и папулы.

Программа тюрьмы Холмсбург включала в себя сотни тестов. В выпуске Medical News за 1964 год сообщалось, что 9 из 10 заключенных в тюрьме Холмсбург проходили какие-либо медицинские тесты.


В 1967 году уже армия США заплатила Клигману за нанесение химикатов, вызывающих образование волдырей, на лица и спины заключенных в Холмсбурге, по словам Клигмана «чтобы подробнее выяснить защитные функции кожи”.


С 1963 по 1973 год ведущий эндокринолог доктор Карл Хеллер облучал яички заключенным в Орегоне и Вашингтоне. В обмен на их участие он давал им по 5 долларов в месяц и 100 долларов, когда им нужно было сделать вазэктомию по завершении испытания (процедура по стерилизации). Хирург, стерилизовавший мужчин, сказал, что необходимо «не допустить заражения населения радиационно-индуцированными мутантами». Доктор Джозеф Гамильтон, один из исследователей, который работал с Хеллером, сказал, что эксперименты “имели бухенвальдский оттенок".


В 1963 году исследователи Вашингтонского университета облучили яички 232 заключенных, чтобы определить влияние радиации на функцию яичек. Когда осужденные отбыли срок, вышли из тюрьмы и стали родителями, по крайней мере у четверых из них родились дети с врожденными дефектами. Точное число неизвестно, потому что исследователи никогда не уточняли статус субъектов исследования.


С 1964 по 1968 год армия США заплатила 386 486 долларов профессорам Альберту Клигману и Герберту Копелану за проведение экспериментов с наркотиками, изменяющими сознание, на 320 заключенных тюрьмы Холмсбург. Целью исследования было определить минимальную эффективную дозу каждого вещества, необходимую для выведения из строя 50 процентов любой популяции. Клигман и Копелан первоначально утверждали, что они не знали о каких-либо долгосрочных последствиях употребления наркотиков для здоровья заключенных. Однако позже документы показали, что уважаемые профессора лукавили.


Безумие как бизнес модель.


Реформа психиатрии привела к её фактическому исчезновению, распределив больных на три категории: есть страховка - амбулаторно ешь назначенные препараты; нет страховки - сходишь с ума и попадаешь на улицу; избежал того и другого, но потерял над собой контроль, наделал делов - попадаешь в тюрьму. Впрочем, категории по статистике постоянно перетасовываются между собой хотя бы из-за побочных эффектов лекарств и экономических кризисов.


Время шло, у армии США, ЦРУ, ФБР и других ребят с хорошей зарплатой постепенно закончились вопросы к ученым. Закончилась холодная война, утихли разработки биологического и химического оружия. Большинство заболеваний научились лечить. Но с появлением нейролептиков первого, а затем и второго поколений в тюремной системе, нехотя взявшей на себя функции психиатрии, появились новые игроки. Да-да, за решетку пришел самый страшный зверь из всех, что есть на нашей планете. Свободный капиталистический бизнес. Большая фарма. И не та, которая про конспирологию и мифы. А самая натуральная и самая настоящая. Фарм гиганты, которым больше не платили за исследования над “бесправными”, нашли новый способ заработать.

Сегодня американские тюрьмы стали одним из основных пунктов распределения психиатров, “торгующих” психотропными препаратами, и фармацевтических компаний, которые с радостью поставляют все эти лекарства растущему числу преступников.

И это довольно успешная бизнес-модель. Заключенные проходят обследование по прибытии в тюрьму, малейшие жалобы фиксируют как “расстройства”, и им назначают психиатрические препараты для лечения. Позже заключенные выходят на свободу, попадают назад в общество, совершают новые преступления или акты насилия, вызванные побочными эффектами лекарств, которые им давали в тюрьме, и вскоре возвращаются в тюремные стены, чтобы начать новый цикл.


Только если раньше бабки выбивали для создания больниц, да ЦРУ с Минобороны вечно что-то тестировало, то сейчас их выбивают для оказания помощи «больным» в тюрьме. Большая часть таких расходов оплачивается за счет федеральных налогов и налогов штата. Врачам и фарме выгодно, если больных много. Это ведь новые контракты и новые поставки. Руководству тюрем это выгодно вдвойне, ведь заключенные на антидепрессантах и барбитуратах могут смотреть в стену целыми днями, питаться жидкой смесью из отходов и ни на что не жаловаться, но лучше конечно если они при этом будут работать… за копейки… вернее центы…

Вот некоторые статистические данные об этой тенденции:

  • Согласно отчету Федерального бюро судебной статистики (BJS) за 2004 год «Проблемы психического здоровья заключенных и заключенных в тюрьмах», более половины всех заключенных тюрем и штатов сообщили о проблемах с психическим здоровьем, включая симптомы большой депрессии, мании и психотических расстройств.

  • В 1998 году BJS сообщило, что около 283 000 заключенных страдают психическими расстройствами. По оценкам, это число в 2004 году составило 1,25 миллиона человек, увеличившись более чем в 4 раза.

  • Уровень зарегистрированных психических расстройств среди заключенных штата в пять раз выше (56,2%), чем среди свободного взрослого населения в целом (11%).

  • Почти три четверти (73%) всех женщин в государственных тюрьмах имеют проблемы с психическим здоровьем, по сравнению с 55 процентами мужчин.

  • Почти 70% учреждений, в которых содержатся заключенные государственных тюрем, сообщили, что в соответствии с политикой они проверяют заключенных при поступлении на психиатрические расстройства.

  • 73% тюрем назначают психотропные препараты

Как именно заключенный попадает на программу с назначенными психиатрическими препаратами?


“Проблемы психического здоровья определяются двумя способами: 1. Недавняя история проблем психического здоровья. Случаи/жалобы/назначенное лечение за последние 12 месяцев до интервью.” То есть даже если вы были у гастроэнтеролога с жалобой на боли в животе, а тот не найдя патологий отправил вас к психиатру, который сказал ну сейчас всем хреново, а у вас вообще кот умер, вот вам прозак и старайтесь не нервничать. Это уже повод при попадании в ам.тюрьму попасть на назначение психиатрического лечения.

“2. Симптомы психического расстройства. Симптомы психического расстройства основаны на критериях, указанных в Руководстве по диагностике и статистике психических расстройств (DSM-IV).” Вас расстроил арест? Тяготит заключение? Не рады новым сокамерникам? Чувствуете из-за этого душевное волнение? Беспокойство? Опасаетесь что вас пырнут заточкой или главный хирург отрежет яички? Это психическое расстройство, даже если яички всё равно отрежут, расстраиваться не надо.

По данным Национального альянса по психическим заболеваниям, расходы налогоплательщиков на лечение этих так называемых «психически больных» заключенных, употребляющих разного рода назначенные лекарства, составляют около 9 миллиардов долларов в год (годовой бюджет Азербайджана примерно).


В прошлом году Эстебан Гонсалес, президент Американской ассоциации тюрем, в интервью The Wall Street Journal, заявил «в каждом городе и штате, которые я посетил, тюрьмы стали де-факто психиатрическими учреждениями». Из таких разительных примеров, можно посмотреть на Оклахому, которая в 2013 году обнаружила, что процент заключенных, у которых было диагностировано психическое заболевание, удвоился за последние 5 лет. В десятку лидеров среди назначенных там тюремных лекарств входят 7 антипсихотических средств и 3 антидепрессанта. Общая стоимость которых за год составила не менее 1,3 миллиона долларов, что на 52 процента больше, чем в 2010 году. То есть растет не только количество больных, но и количество съеденных таблеток.

В 2013 году штат Мичиган обнаружил, что годовая прогнозируемая стоимость психотропных препаратов Департамента исправительных учреждений составляет 3 431 500 долларов. В Калифорнии почти 20 процентов из 144,5 миллиона долларов, потраченных из бюджета штата на все тюремные фармацевтические препараты в прошлом году, ушло на антипсихотические препараты, это примерно 28,9 миллиона долларов. Почему столько назначений? Что это? Огромные коррупционные схемы во второй экономике мира? Попытки администрации тюрем свести все недовольства и бунты на нет? Успокоить заключенных? Зачем они принимают это всё? Каково реальное воздействие если посмотреть в макростатистику?


Замкнутый цикл


Еще в 1975 году в США вышло исследование под названием «Влияние психотропных препаратов на агрессию в условиях тюрьмы». «Авторы, работающие в исправительном учреждении строгого режима, отметили явное увеличение актов агрессии со стороны заключенных, в случае если заключенные принимали психотропные препараты. Поэтому было проведено ретроспективное исследование, чтобы попытаться сопоставить и доказать или опровергнуть эту гипотезу. Было обнаружено, что инциденты с насилием и агрессией происходили значительно чаще среди заключенных, которые принимали психотропные препараты, чем когда эти заключенные не принимали психотропные препараты».

Они испытали на заключенных четыре класса лекарств. В числе выводов указано, что агрессия часто вытекает из использования бензодиазепинов (нельзя указывать торговые наименования). И это большинство всех назначений.

При этом как и 2 столетия назад, диагноз - психическое расстройство, «потому что мастурбировал» подростку получить так же легко, только теперь ему амбулаторно назначают что-то для контроля поведения.


Насколько схожи дети и заключенные?


«Практически при каждой массовой стрельбе в школах за последние 15 лет стрелок принимал психиатрические препараты или находился в фазе между приемами», - заметил Лоуренс Хантер из Института социального обеспечения:

— Тоби Синчино, 15-летний подросток, застреливший двух учителей и себя в 1995 году в школе в Южной Каролине, принимал антидепрессант Золофт.

— Кип Кинкель, подросток из Орегона, убил своих родителей, а затем открыл стрельбу в своей школе в 1998 году, убил двоих и ранил 25, находясь в перерыве приема прозака.

— Шон Купер, школа в Айдахо, в 1999 году, антидепрессанты.

— Т. Дж. Соломон - застрелил шестерых одноклассников в Атланте в 1999 году, принимал риталин и лечился от депрессии в 15 лет.

— Джейсон Хоффман ранил пятерых в калифорнийской средней школе в 2001 году, принимал антидепрессанты: Целекс и Эффексор.

— Джеффри Вайз, ученик средней школы Ред-Лейк в Миннесоте, убил 10 и ранил семерых в 2005 году, Прозак.

— Матти Саари, застрелил 10 человек и покончил с собой в 2008 году, принимал антидепрессанты.

— Джеймс Холмс, Колорадо, викодин. Стрельба в кинотеатре.

— Кристофер Питтман, антидепрессанты, перестрелял свою семью.

— Эрик Харрис - Лувокс, его друг и напарник по стрельбе Дилан Клиболд - Золофт и Паксил.

— Дуг Уильямс, убил пятерых и ранил девятерых, Золофт и Селекс.

— Майкл Макдермотт имел назначение на одновременный прием трех антидепрессантов, 37 выстрелов, семь погибших, Уэйкфилд, Массачусетс.

И это весьма длинный список, который можно уверенно продолжать. Только в четырнадцати последних школьных перестрелках эти действия были совершены лицами, принимавшими психиатрические препараты или отказывающимися от них, в результате чего более 100 были ранены и 58 убиты. (Если проанализировать данные по всем школам, включая университеты, колледжи — цифры кратно возрастают).

Если мы посмотрим в историю, то до 1970-х, депрессия и насилие не имели такой связи. “В прошлом мы знали о депрессии, знали и что она очень, очень редко приводит к насилию”, говорит психиатр Питер Бреггин в репортаже Fox News. “Но с момента появления этих новых препаратов СИОЗС у нас появились убийцы, иногда даже массовые убийцы, принимающие антидепрессанты”.

Другой психиатр, Дэвид Хили: “Насилие и потенциально преступное поведение, вызванное лекарствами, отпускаемыми по рецепту, - это самая большая тайна нашей медицины”.


Вот вам несколько кейсов.


В 1990 году мужчина из Вайоминга лечился Прозаком от депрессии. У него была явная неблагоприятная реакция на Прозак, включая возбуждение, беспокойство и возможные галлюцинации, которая усилилась в течение трех недель. В 1998 году новый семейный врач, не подозревая об этом выписал ему Паксил. Через два дня после приема двух доз этого лекарства мужчина всадил по три пули в головы своей жене, дочери и девятимесячной внучке, прежде чем покончить с собой. По иску, поданному в июне 2001 года к доктору и фарм.компании, оставшимся в живых зятем, присяжные пришли к выводу, что Паксил «может вызвать у некоторых людей склонность к убийству и / или самоубийству». Доказательства включали неопубликованное исследование фармацевтической компанией случаев серьезной агрессии у 80 пациентов, 25 из которых закончились убийством.


74-летний мужчина из Нового Южного Уэльса имел в анамнезе смешанные эпизоды тревоги / депрессии, многие из которых прошли без лекарственной терапии. Ранее он не совершал насильственных преступлений и не имел попыток/склонностей к суициду.

Во время одного из визитов к врачу ему назначили Золофт. Реакция на препарат была неоднозначной и включала в себя повышенную тревожность. На следующий день он прекратил лечение по рекомендации врача. В июле 1999 года он обратился за помощью к терапевту, его доктор был в отпуске, и новый врач, не проверяя медицинские записи, снова выписал золофт. На следующее утро, он задушил свою жену. Затем он уехал на своей машине, решив покончить с собой, но вернулся и сдался полиции. Судья на заседании по его делу заявил: «Я убежден, что без золофта, который он взял, он бы её не убил».

Женщина, никогда не совершала преступлений. Депрессия, начало лечения прозаком. Три недели спустя украла у 14-летнего мальчика его телефон и часы. Через два дня она украла еще один телефон. Ее психиатр написал: “Похоже, она частично ответила на лечение Прозаком… Я посоветовал ей увеличить дозу…” Она сделала, как посоветовал доктор, совершив ещё несколько краж, на следующий день, и ещё раз через пять. Через три недели её взяли на вооруженном ограблении.




Флорида, в 2001 год 31-летняя мать, разлученная с отцом своих 3-летних мальчиков-близнецов, пережила психическое расстройство во время процесса по назначению опеки. Прочитала в журнале рекламу лекарства от «панического расстройства» и решила, что это соответствует ее симптомам. Она пошла к своему врачу, но у доктора не было свободного времени, её приняла медсестра, которая выдала ей золофт и рецепт на ксанакс. Постепенно у неё стали появляться мысли о самоубийстве, после того как она однажды проснулась с отцовским пистолетом в руках, она снова пошла к врачу. Опять без записи и опять не было времени, и опять какая то медсестра переключила ее на Паксил и Ксанакс. Ее суицидальные наклонности усилились, она стала заявлять что не видит будущего ни для себя ни для детей, закончилось тем, что она выстрелила обоим мальчикам в голову перед тем как отправить уложить их спать. Суд присяжных отправил её в тюрьму на пожизненное без права досрочного освобождения, несмотря на отмеченную в суде связь психоза с лечением СИОЗС.


В этих историях так много подводных камней о которых стоило бы рассказать, от зависимости к ксанаксу, до растущего числа легализаций в разных штатах и доступа к наркотикам, от экономического кризиса, долговых обязательств ипотечных и образовательных кредитов, до закона о доступном медицинском обслуживании (ACA) и лазеек в программе Medicaid. То что начиналось как социальный институт призванный помочь неимущим, бедным, обездоленным и сходящим с ума, переросло в аппарат выдающий бесплатных лабораторных крыс, а затем и вовсе встроилось в общую систему, каждый механизм которой работает для единственной цели - получения прибыли. И этой системе нет никакого дела, до единичных случаев насилия, если большая часть серой массы будет работать ради погашения долговых обязательств, одним из которых стало здравоохранение зависимостей и система бесправных тюрем, где в лучшем случае вы потеряете только здоровье, сохранив хотя бы рассудок.


Ваш SV.

Желающим поддержать.


Список использованной литературы:

https://archive.org/details/whiteoutciadrugs00cock

https://www.cchrflorida.org/psychiatric-drugs-creating-crime-and-profit-in-prisons/

https://archive.org/stream/departmentofdefe1993unit#page/96/mode/2up/search/barney+frank

https://www.onlinepsychologydegree.info/influential-psychological-experiments/

https://www.nytimes.com/1987/01/17/obituaries/lauretta-bender-a-psychiatrist-88.html?auth=login-google

https://truthout.org/articles/the-hidden-tragedy-of-the-cias-experiments-on-children/

https://www.verywellmind.com/the-little-albert-experiment-2794994

http://www.hrw.org/news/2006/09/05/us-number-mentally-ill-prisons-quadrupled

http://www.newsmax.com/US/prison-mental-health-inmantes/ 26.09.2013 / id / 527895 # ixzz32f5aA9mw

http://www.bjs.gov/content/pub/pdf/mhppji.pdf

http://www.huffingtonpost.com/2013/02/04/mental-illness- prisons-jails-inmates_n_2610062.html

https://www.psychiatrictimes.com/view/mental-illness-civil-liberty-and-common-sense

http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC2274756/

http://www.thenewamerican.com/usnews/crime/item/14655-prescription-for-murder

http://www.psychintegrity.org/isepp_statement_on_the_connection_between_psychotropic_drugs_and_mass_murder.php

http://www.plosmedicine.org/article/info%3Adoi%2F10.1371%2Fjournal.pmed.0030372

http://sacramento.cbslocal.com/2013/05/01/california-prison-system-under-federal -review-for-anti-Psychotic-Drug-Расходы /

http://oklahomawatch.org/2014/02/01/prison-meds-reveal-disorders-severe-for-mentally-ill-inmates/

https://www.npr.org/2015/06/22/415194765/u-s-troops-tested-by-race-in-secret-world-war-ii-chemical-experiments

http: // www .anh-usa.org / Making-criminals-more-жестокость /

http://news.jrn.msu.edu/capitalnewsservice/2013/04/26/jails-prisons-struggle-with-mentally-ill-inmates/

http://www.bloomberg.com/news/print/2014-02-06/jails-enroll-inmates-in-obamacare-to-pass-hospital-costs-to-us-.html

https://books.google.ru/books?id=NGCLMQF85SkC&pg=PA216&redir_esc=y

https://en.wikipedia.org/wiki/Hutto_v._Finney

https://military.wikia.org/wiki/United_States_Intervention_in_Guatemalan_Civil_War

https://www.nursing.upenn.edu/nhhc/nurses-institutions-caring/history-of-psychiatric-hospitals/

https://www.sentencingproject.org/wp-content/uploads/2020/08/Trends-in-US-Corrections.pdf

https://people.com/books/rosemary-kennedy-the-truth-about-her-lobotomy/

https://www.psychologytoday.com/us/blog/freud-fluoxetine/201807/the-american-mental-asylum-remnant-history

https://www.salon.com/2004/01/08/goliszek/

https://archive.org/details/lifedorothealyn03tiffgoog/page/n8/mode/2up

https://www.jstor.org/stable/1227417?origin=crossref&seq=1

https://www.hopkinsmedicine.org/guatemala_study/

https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/journals/483/

https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/issues/156516/

Insane by Alisa Roth, 2018 (нет в открытом доступе)

Просмотров: 51Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все